Project
Проект
Essays
Наши работы
Home
На главную

Штальбаум София schooln1@sibmail.ru
СШ № 1 п. Маслянино

... Я никогда не видела своего деда.

Мой дед Иван (Иоганнес) никогда не воевал. Он был родом из Поволжской республики немцев из села Бааро, Марксовского района, Саратовской области.

Но история семьи Штальбаумов тесно связана с военных времен с историей Маслянинского района. Эту историю можно рассматривать как частный случай, но проблема в том, что подобный рассказ вам могут поведать многие жители Маслянинского района, правда, сейчас их все меньше и меньше: кто уже умер, а кто - то уехал в Германию.
Свой рассказ я составила на основе рассказов моего папы, Александра Ивановича, беседы с Эммой Богдановной Шмидт, которая родом из того же села Бааро, из немногих документов областного архива и из газет <Социалистическое льноводство> времен войны из нашего Маслянинского архива.

28 августа 1941 года Сталин издал Указ о выселении немцев из Поволжья подальше от линии фронта. В начале сентября пришли в Бааро люди в форме. На сборы дали чуть больше суток:
По рассказам бабушки Ольги Ивановны ( Иоганнесовны) Райфегерст в этом году был замечательный урожай яблок и арбузов. Двор был полон живности. Но взять с собой можно было только немного вещей и продуктов. В последний раз накормили корову и овец яблоками и арбузами и покинули родной дом .Людей погрузили в товарный вагон и повезли в далекую Сибирь:

Так 19 сентября 1941 года мой дед, бабушка и их трое ребятишек оказались в Маслянинском районе в селе Загора. Старшему сыну, Виктору, было 5 лет, а младшей дочери - 2 года. Они стали спецпоселенцами.

Многие немецкие семьи расселили в селах на территории Елбанского сельского Совета. Под жилье отдавали пустующие дома, освобождали комнаты в конторах, где могли, там и поселили. Большинство мужчин немцев забрали в трудармию. Моего деда забрали в октябре 1941 года для работы в промышленности. Как сказано в справке о реабилитации, мой дед в годы войны и в послевоенное время работал в Челябинской и Молотовской (ныне Пермской) областях. Дед рассказывал папе, что работали в закрытой зоне на стройке. Как и везде, здесь был военный режим. Работали много и тяжело. Не все выдерживали. В 1947 году деда отправили на Кавказ в район озера Рица, где строили дачу для Сталина и благоустраивали местность. Спустя много лет мои родители были в тех местах, где когда - то работал мой дед. Работа в трудармии для моего деда закончилась через 11 лет в марте 1953 года после смерти Сталина.
Дед вернулся в Загору, но на спецпоселении семья Штальбаумов, как и другие немецкие семьи, находилась до 1956 года. Это означало, что один раз в месяц необходимо было отмечаться в сельском Совете или в милиции. Покинуть место поселения никто не имел права.
А бабушка в годы войны и в послевоенное время оставалась в Загоре с тремя детьми. Это было тяжкое время для всех, но у спецпоселенцев не было даже своего дома. Жили за счет того, что меняли какие - то вещи на продукты. Как и все женщины, оставшиеся в тылу, бабушка летом работала в поле, зимой на телятнике, но все должны были отработать на лесозаготовках. Увозили в лес под Чудиново или под Петени, там женщины жили и работали по несколько недель. Дети оставались дома одни. Как они жили? Каково им было? Это тяжело представить. Бывало и побирались. Люди по - разному относились к спецпоселенцам. Кто - то жалел - давал кусок хлеба, картофелину или горсть зерна, изредка наливали молока, а кто - то в нищенскую сумку и горсть золы кидал. Люди были разные. <Бог им судья,> - говорила моя бабушка.
Работы на лесозаготовках были одними из самых тяжелых. Нормы очень высокие. Как сообщает <Социалистическое льноводство> за 1943 год за выполнение плана работникам давали 5 м мануфактуры, 1 кг хозяйственного мыла, 300 г табака, 200 г кондитерских изделий. Но выполнить план было трудно. Да и откуда взять силы, если ты женщина и у тебя трое голодных маленьких детей. Трудодни начисляли , но рассчет был по осени, когда давали 2- 3- пуда зерна. А за самовольный уход с лесозаготовок Указом от 26 декабря 1941 года был определен срок наказания - 5 лет лишения свободы.
Молодых женщин, не имеющих детей, забирали в трудармию в Кемеровскую область в Прокопьевские и Новокузнецкие шахты. Данные об этом есть в нашем районном краеведческом музее. Судьбы их не слаще.
Дед вернулся из трудармии только в 1953 году. И через год у семьи появился свой собственный угол в Загоре. Домом это назвать было трудно. Здесь на свет появился мой папа. В 1956 году семья Штальбаумов переехала в село Елбань. У деда были золотые руки. Он умел делать все. В эти годы он работал медником в МТС. Это позволило собрать средства и купить дом в Елбани.
В Маслянинском районе много жителей с немецкими фамилиями: Кениг, Роот, Вернер, Бауэр, Франц, Шмидт: Они появились здесь в качестве спецпоселенцев. Они связали свою жизнь с Маслянинской землей.
Мой рассказ - это грустные страницы истории, о которых долгое время предпочитали умалчивать. Но умалчивание не вычеркивает факты из жизни. Ведь это было. Эти люди честно и достойно трудились в тылу, в трудармиях, внося свой вклад в Великую Победу. Это факт. И без этого факта история будет неполной.
:Я никогда не видела своего деда. Он умер, когда меня не было на свете. Он не воевал на войне. Но я знаю, что он достойно и честно трудился, И Победа Советского Союза в войне с фашистами складывалась не только из подвигов ратных.


pitching lessons